Психологическая помощь:
Полезная информация:

Статьи

Детский симптом (случай из практики)

Дети очень часто становятся выразителями семейных проблем, в силу того, что все нерешенные вопросы, все незавершенные процессы прошлого в семейной системе достаются потомкам. Так работает память рода. Так система инстинктивно сохраняет свое внутреннее равновесие. Прояснение и завершение давних семейных историй освобождает детей от подсознательного спасения предков, позволяет им строить свою собственную жизнь. Все это мы можем наблюдать на примере расстановки семьи с детским симптомом.

Клиентом в этом случае была молодая женщина. Дело в том, что ее маленький сын, дошкольник, страдал тяжелым запором. На момент расстановки семья в течение четырех месяцев безрезультатно лечила ребенка у разных специалистов. В результате, к основному симптому добавился еще и страх. Запрос на работу: «Что я (т.е. мама) и вся семья можем сделать, чтобы помочь ребенку?»

Из группы заместителей были выбраны фигуры на роли членов семьи мальчика: мамы, отца, старшего брата и его самого. В целом, расстановка вскрыла многочисленные «семейные переплетения»: здесь были проблемы и в супружеской, и в детской подсистемах. Что касается носителя симптома, то его заместитель смотрел в пол. Это указывало на наличие в семье кого-то непризнанного и неживого. 

Из консультации, проведенной до расстановки, было известно, что у отца семейства нынешний брак — второй. Первый завершился трагедией: жена погибла в автокатастрофе. Старший ребенок был ее сыном. Позже был заключен второй брак, в котором родился второй сын (с его проблемой мама обратилась к психологу). С самого детства родители были вынуждены заниматься его здоровьем, так как один симптом сменял другой: повышенное внутричерепное давление, повышенный мышечный тонус, тик, заикание и, наконец, запор. Получалось, что постоянные проблемы со здоровьем занимали достаточно много времени у родителей, их общение в семье было посвящено в основном обсуждению состояния ребенка. Из благих намерений мальчику не говорили, что они с братом сводные. История с первым браком стала тщательно оберегаемой семейной тайной.

Итак, семейная расстановка выявила, что сын клиентки связан с кем-то, кого уже нет в живых. Используя выше изложенную информацию, психолог ввел в поле расстановки новую фигуру: первую жену, которая волею судьбы стала исключенным членомв своей семье. Реакция заместителей, мальчика и погибшей женщины, со всей очевидностью показала, что между ними существует сильная связь (визуальный контакт, эмоциональная включенность…). Она – все, что было в поле зрения заместителя ребенка. С остальными членами семьи контакта (физического, эмоционального, какого-либо…) практически не было. Ребенок неосознанно взял на себя, из любви к своим родителям, «заботу» о незаслуженно забытом, но очень значимом человеке.

Почему эта роль достается именно ребенку? Несомненно, могло быть и по - другому. Если бы трагедия не превратилась в семейную тайну и эту историю можно было бы обсуждать открыто, давая тем самым место первой жене (она же – мать первого ребенка!) в семейной системе, супруги взяли бы этот взрослый груз на себя. Но – не взяли. Почему?… Не просто принять преждевременную смерть близкого и любимого человека. Тем более, если эта смерть внезапна (помимо всего прочего здесь имеет место незавершенное горе; см. «Терминология сайта») Это душевная боль. Прикосновение к ней мучительно, а иногда просто разрушительно для психики, и тогда человек подсознательно «включает» механизм защиты и вытесняет болезненную информацию из памяти, из своей жизни. Ребенок в этой ситуации неосознанно делает все, чтоб родителям и некогда было вспоминать тяжелое. Его постоянные болезни отвлекают их от разговоров, мыслей, чувств, связанных с трагической ситуацией.

 Но прошлое нельзя переписать. Что было, то БЫЛО. И от того, как мы относимся к своему прошлому: принимаем его, отвергаем, предъявляем ему претензии, -- напрямую зависит, насколько удается нам наше настоящее, и есть ли у нас будущее. Не принимая свое прошлое, человек не принимает самого себя. Обрекает себя на жизнь в прошлом, создает почву для проблем…

В ситуации с семейной тайной память рода не может работать напрямую. Семейные правила не позволяют озвучивать закрытую информацию, совершать ритуалы, через которые можно было бы чтить память о первой жене. Тогда родовая память напоминает семье об исключенном из системы по-другому – через потомка, мальчика, и его симптом. По сути, запор, которым страдает ребенок, является абсолютной метафорой семейной тайны: семья живет в напряжении, контролирует семейные процессы, лишь бы правда не вышла наружу. То же самое, только на телесном уровне, делает и ребенок.

В целом, в процессе расстановки работа велась с прояснением семейной тайны и ее последствиями. Была введена исключенная фигура, восстановлена семейная иерархия в супружеской подсистеме (кто первая жена, кто вторая жена), прояснены отношения между нынешними супругами, близость которых напрямую зависела от завершенности прежних отношений и выхода из процесса горевания. Были прояснены отношения между первой и второй женой. Этот момент очень важен. Эти двое с большей вероятностью будут счастливы в браке, если смогут с должным уважением и признательностью отнестись к судьбе погибшей женщины. Она – та, которая, уступила свое место в семье второй жене. Если бы не случилось ее ухода из жизни, не было бы второго брака, второго ребенка, многого хорошего в жизни нынешних супругов. В какой-то степени ее смерть – цена их брака и семейного счастья.

Была проработана иерархия между родителями и детьми: если ребенок берет на себя родительские проблемы – кто тогда здесь взрослый, а кто ребенок?

Далее, была проведена работа в детской подсистеме: кто чей сын, кто первый, кто второй, третий… В расстановку был введен еще и абортированный ребенок нынешних супругов (тоже исключенный член семьи, и он необычайно важен для братьев). Наведение порядка в детской подсистеме   дает возможность детям жить своей жизнью и решать свои жизненные задачи в соответствии со своим возрастом. Так, задачей сына клиентки в данной работе была учеба в школе, общение со сверстниками, но частые болезни, связанные с семейными переплетениями, не позволяли ему это делать. Наличие в детской подсистеме абортированных и рано умерших детей может загружать живущих детей. Жизнь «за себя и за того парня» имеет разные последствия: есть за себя и за другого и быть полными; учиться сверх меры; быть гиперактивным или «уходить» в след за не выжившим сиблингом в болезнь, смерть…

В процессе работы было выявлено несколько динамик, которые имели влияние на состояние здоровья мальчика: семейная тайна, спутанная иерархия в супружеской и в детской подсистемах, между подсистемами.

В конце расстановки, когда завершилась работа с семейными переплетениями, была введена в качестве теста фигура жизни мальчика. Заместители ребенка и его жизни показали хороший контакт и позитивный настрой. Заместители остальных членов семьи озвучили свои состояния в финальной картине расстановки – тоже позитивно, комфортно. На этом работа была завершена.

  • Клиентка позвонила через две недели. Симптом ушел. Мальчик выздоровел. К сожалению, в дальнейшем связь с семьей была утрачена. Динамическое наблюдение не проводилось. Как развивались события с течением времени не известно.
Разработка, создание сайта —
RozArt
Проведение занятий и консультаций:
  • Психологическая помощь в Москве. Консультации, расстановки.
Телефон:8 (916) 128-88-09
© 2007-2018 Проект «Древо Жизни» — оказание психологической помощи в Москве и МО. Индивидуальные и семейные консультации. Расстановки по методу Берта Хеллингера.
Rambler's Top100